Авторизация
 
  • 19:46 – Пресс-релиз Ида-Вирумааского центра профессионального образования 
  • 18:06 – За спором о «водных коэффициентах» в Силламяэ - проблема перехода к оплате воды по закону 
  • 15:46 – "Русская Школа Эстонии" возмущена увольнением директора Кейлаской Общей гимназии 
  • 23:44 – Требуются мужчины для работы на производстве автомобильных кресел (завод BMW, Чехия) 
  • 12:34 – Силламяэ ТВ, 9 февраля 2018г. 

ПАЛАЧ. НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ ТОНЬКИ-ПУЛЕМЁТЧИЦЫ / ДОПОЛНЕНО

ПАЛАЧ. НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ ТОНЬКИ-ПУЛЕМЁТЧИЦЫ / ДОПОЛНЕНО

Антонина Макарова-Гинзбург

© / Public Domain 

 
По следам сериала «Палач» на Первом канале
 
Женщина, ради спасения собственной жизни служившая палачом у гитлеровцев, три десятилетия успешно выдавала себя за героиню войны.
 
Казус с фамилией
 
Антонина Макарова родилась в 1921 году на Смоленщине, в деревне Малая Волковка, в большой крестьянской семье Макара Парфёнова. Училась в сельской школе, и именно там произошёл эпизод, повлиявший на ее дальнейшую жизнь. Когда Тоня пришла в первый класс, то из-за стеснительности не могла назвать свою фамилию — Парфёнова.
 
Одноклассники же стали кричать «Да Макарова она!», имея в виду, что отца Тони зовут Макар. Так, с лёгкой руки учительницы, на тот момент едва ли не единственного грамотного в деревне человека, в семье Парфёновых появилась Тоня Макарова.
 
Училась девочка прилежно, со старанием. Была у неё и своя революционная героиня — Анка-пулемётчица. У этого кинообраза был реальный протип — санитарка чапаевской дивизии Мария Попова, которой однажды в бою действительно пришлось заменить убитого пулемётчика.
 
Окончив школу, Антонина отправилась учиться в Москву, где её и застало начало Великой Отечественной войны. На фронт девушка отправилась добровольцем.
 
 
Походная жена окруженца
 
 
На долю 19-летней комсомолки Макаровой выпали все ужасы печально известного «Вяземского котла».
 
После тяжелейших боёв в полном окружении из всей части рядом с молодой санитаркой Тоней оказался лишь солдат Николай Федчук. С ним она и бродила по местным лесам, просто пытаясь выжить. Партизан они не искали, к своим пробиться не пытались — кормились, чем придётся, порой воровали. Солдат с Тоней не церемонился, сделав её своей «походной женой». Антонина и не сопротивлялась — она просто хотела жить.
 
В январе 1942 года они вышли к деревне Красный Колодец, и тут Федчук признался, что женат и поблизости живёт его семья. Он оставил Тоню одну.
 
Из Красного Колодца Тоню не гнали, однако у местных жителей и так было полно забот. А чужая девушка не стремилась уйти к партизанам, не рвалась пробиваться к нашим, а норовила закрутить любовь с кем-то из оставшихся в селе мужчин. Настроив местных против себя, Тоня вынуждена была уйти.
 

ПАЛАЧ. НАСТОЯЩАЯ ИСТОРИЯ ТОНЬКИ-ПУЛЕМЁТЧИЦЫ / ДОПОЛНЕНО

Антонина Макарова-Гинзбург.

Фото: Public Domain 

 
Убийца с окладом
 
Блуждания Тони Макаровой завершились в районе посёлка Локоть на Брянщине. Здесь действовала печально известная «Локотская республика» — административно-территориальное образование русских коллаборационистов. По сути своей, это были те же немецкие холуи, что и в других местах, только более чётко официально оформленные.
 
Полицейский патруль задержал Тоню, однако партизанку или подпольщицу в ней не заподозрили. Она приглянулась полицаям, которые взяли её к себе, напоили, накормили и изнасиловали. Впрочем, последнее весьма относительно — девушка, хотевшая только выжить, была согласна на всё.
 
Роль проститутки при полицаях Тоня выполняла недолго — однажды её, пьяную, вывели во двор и положили за станковый пулемёт «максим». Перед пулемётом стояли люди — мужчины, женщины, старики, дети. Ей приказали стрелять. Для Тони, прошедшей не только курсы медсестёр, но и пулемётчиц, это не составляло большого труда. Правда, вусмерть пьяная женщина не очень понимала, что делает. Но, тем не менее, с задачей справилась.
 
На следующий день Макарова узнала, что она теперь официальное лицо — палач с окладом в 30 немецких марок и со своей койкой.
 
Локотская республика безжалостно боролась с врагами нового порядка — партизанами, подпольщиками, коммунистами, прочими неблагонадёжными элементами, а также членами их семей. Арестованных сгоняли в сарай, выполнявший роль тюрьмы, а утром выводили на расстрел.
 
В камеру вмещалось 27 человек, и всех их необходимо было ликвидировать, дабы освободить места для новых.
Браться за эту работу не хотели ни немцы, ни даже полицаи из местных. И тут очень кстати пришлась появившаяся из ниоткуда Тоня с её способностями к стрельбе.
 
Девушка не сошла с ума, а наоборот, сочла, что её мечта сбылась. И пусть Анка расстреливала врагов, а она расстреливает женщин и детей — война всё спишет! Зато её жизнь наконец-то наладилась.
 
1500 загубленных жизней
 
Распорядок дня Антонины Макаровой был таков: утром расстрел 27 человек из пулемёта, добивание выживших из пистолета, чистка оружия, вечером шнапс и танцы в немецком клубе, а ночью любовь с каким-нибудь смазливым немчиком или, на худой конец, с полицаем.
 
В качестве поощрения ей разрешали забирать вещи убитых. Так Тоня обзавелась кучей нарядов, которые, правда, приходилось чинить — носить сразу мешали следы крови и дырки от пуль.
 
Впрочем, иногда Тоня допускала «брак» — нескольким детям удалось уцелеть, потому что из-за их маленького роста пули проходили поверх головы. Детей вывезли вместе с трупами местные жители, хоронившие убитых, и передали партизанам. Слухи о женщине-палаче, «Тоньке-пулемётчице», «Тоньке-москвичке» поползли по округе. Местные партизаны даже объявили охоту на палача, однако добраться до неё не смогли.
 
Всего жертвами Антонины Макаровой стали около 1500 человек.
 
К лету 1943 года жизнь Тони вновь сделала крутой поворот — Красная Армия двинулась на Запад, приступив к освобождению Брянщины. Девушке это не сулило ничего хорошего, но тут она очень кстати заболела сифилисом, и немцы отправили её в тыл, дабы она не перезаражала доблестных сынов Великой Германии.
 
Заслуженный ветеран вместо военной преступницы
 
В немецком госпитале, впрочем, тоже скоро стало неуютно — советские войска приближались настолько быстро, что эвакуировать успевали только немцев, а до пособников дела уже не было.
 
Поняв это, Тоня сбежала из госпиталя, вновь оказавшись в окружении, но теперь уже советском. Но навыки выживания были отточены — она сумела добыть документы, доказывавшие, что всё это время Макарова была санитаркой в советском госпитале.
 
Антонина благополучно сумела поступить на службу в советский госпиталь, где в начале 1945 года в неё влюбился молоденький солдат, настоящий герой войны.
 
Парень сделал Тоне предложение, она ответила согласием, и, поженившись, молодые после окончания войны уехали в белорусский город Лепель, на родину мужа.
 
Так исчезла женщина-палач Антонина Макарова, а её место заняла заслуженный ветеран Антонина Гинзбург.
 
Её искали тридцать лет
 
О чудовищных деяниях «Тоньки-пулемётчицы» советские следователи узнали сразу после освобождения Брянщины. В братских могилах нашли останки около полутора тысяч человек, но личности удалось установить лишь у двухсот.
Допрашивали свидетелей, проверяли, уточняли — но на след женщины-карателя напасть не могли.
 
Тем временем Антонина Гинзбург вела обычную жизнь советского человека — жила, работала, воспитывала двух дочерей, даже встречалась со школьниками, рассказывая о своём героическом военном прошлом. Разумеется, не упоминая о деяниях «Тоньки-пулемётчицы».
 
КГБ потратил на её поиски больше трёх десятилетий, но нашёл почти случайно. Некий гражданин Парфёнов, собираясь за границу, подал анкеты с данными о родственниках. Там-то среди сплошных Парфёновых в качестве родной сестры почему-то значилась Антонина Макарова, по мужу Гинзбург.
 
Да, как же помогла Тоне та ошибка учительницы, сколько лет она благодаря ей оставалась в недосягаемости от правосудия!
 
Оперативники КГБ работали ювелирно — обвинить в подобных злодеяниях невинного человека было нельзя. Антонину Гинзбург проверяли со всех сторон, тайно привозили в Лепель свидетелей, даже бывшего полицая-любовника. И лишь после того, как все они подтвердили, что Антонина Гинзбург и есть «Тонька-пулемётчица», её арестовали.
 
Она не отпиралась, рассказывала обо всём спокойно, говорила, что кошмары её не мучили. Ни с дочерьми, ни с мужем общаться не захотела. А супруг-фронтовик бегал по инстанциям, грозил жалобой Брежневу, даже в ООН — требовал освобождения жены. Ровно до тех пор, пока следователи не решились рассказать ему, в чём обвиняется его любимая Тоня.
 
После этого молодцеватый, бравый ветеран поседел и постарел за одну ночь. Семья отреклась от Антонины Гинзбург и уехала из Лепеля. Того, что пришлось пережить этим людям, врагу не пожелаешь.
 
Возмездие
 
Антонину Макарову-Гинзбург судили в Брянске осенью 1978 года. Это был последний крупный процесс над изменниками Родины в СССР и единственный процесс над женщиной-карателем.
 
Сама Антонина была убеждена, что за давностью лет наказание не может быть чересчур строгим, полагала даже, что она получит условный срок. Жалела только о том, что из-за позора снова нужно переезжать и менять работу. Даже следователи, зная о послевоенной образцовой биографии Антонины Гинзбург, полагали, что суд проявит снисхождение. Тем более, что 1979 год был объявлен в СССР Годом Женщины.
 
Однако 20 ноября 1978 года суд приговорил Антонину Макарову-Гинзбург к высшей мере наказания — расстрелу.
На суде была доказана документально её вина в убийстве 168 человек из тех, чьи личности удалось установить. Ещё более 1300 так и остались неизвестными жертвами «Тоньки-пулемётчицы». Есть преступления, которые невозможно простить.
 
В шесть утра 11 августа 1979 года, после того, как были отклонены все прошения о помиловании, приговор в отношении Антонины Макаровой-Гинзбург был приведён в исполнение.
 
 

 
 
Брянские чекисты о сериале «Палач»: Настоящая Тонька-пулеметчица в маске зайчика не ходила
 
«Комсомолка» посмотрела телефильм вместе с ветераном ФСБ
 
В основе сюжета сериала «Палач» - реальная история военной преступницы Тоньки-пулеметчицы, расстрелявшей в брянском поселке Локоть во время войны около полутора тысяч человек – партизан и мирных жителей. «Комсомолка» разыскала ветерана органов госбезопасности Леонида Савоськина, который около 30 лет проработал в КГБ и занимался расследованием уголовных дел против предателей Родины. Вместе с ним мы посмотрели фильм и выяснили, как все было на самом деле.
 
В сериале:
Сыщики выходят на след военной преступницы Тоньки-пулеметчицы, расследуя череду загадочных убийств в Подмосковье. Следствие ведет сотрудник МУРа майор Иван Черкасов.
В жизни:
- Никаких убийств на самом деле не было, все это художественный вымысел, – говорит Леонид Васильевич. – Ну и конечно, делами изменников Родины, военных преступников занимались не сыщики МУРа, а сотрудники КГБ. Дело Тоньки-пулеметчицы расследовали брянские и белорусские чекисты.
 
В сериале:
Сюжет построен на интриге: зритель только в конце фильма понимает, кто же настоящий палач...
В жизни:
- Настоящее имя женщины-карательницы - Антонина Макарова, по мужу – Гинзбург, - рассказывает наш собеседник. – Внешнего сходства с актрисой, которая играет ее в сериале, никакого – реальная Тонька была темноволосой и крупной. 21-летняя Макарова была санитаркой, попала в окружение, оказалась в поселке Локоть – тогда он еще входил в состав Орловской области. Она сама, по своей воле, согласилась работать на немцев, участвовать в карательных операциях, ей даже платили по 30 рейхсмарок, это очень хорошие деньги.
 
В сериале:
На расстрелы Тонька-пулеметчица надевает детскую маску зайчика. Добивает пленных выстрелами в глаза из револьвера.
В жизни:
- Это ерунда! – пожимает плечами Леонид Савоськин. - Во-первых, такие подробности карательных операций ни в каких документах не фигурируют. Есть лишь скупые справки: сколько и когда убито. Во-вторых, никакой детской маски зайчика у нее точно не было, в архивах об этом нигде не упоминается. Тонька на расстрелах лица не прятала. Оставшихся в живых действительно добивала из револьвера. Но стреляла не в глаза, а куда попадет. Перед расстрелами и после них, как Макарова сама говорила на допросах, она всегда напивалась. Кстати, немецкую форму она не носила, ходила в своей гимнастерке и юбке.
 
В сериале: 
После войны Тонька живет под чужим именем….
В жизни:
- За несколько месяцев до освобождения Брянщины Макарова уехала в Кенигсберг, - говорит Леонид Васильевич. – Когда город освободили наши войска, выдавала себя за медсестру, которая прошла всю войну. В госпитале познакомилась с фронтовиком Гинзбургом, они поженились. После войны работала на консервном заводе в белорусском городе Лепеле, это в Витебской области, куда уехала вместе с мужем. Вырастила двух дочерей. К ней, как к ветерану, относились с почетом, уважением. Родные поверить не могли в страшную правду.
 
В сериале:
На след Тоньки-пулеметчицы сыщики выходят в 1965 году.
В жизни:
- Чекисты искали ее больше 30 лет, вычислили только в 1976 году, - вспоминает Леонид Васильевич. - В 1978-м Брянский областной суд за измену Родине приговорил 57-летнюю Антонину Макарову к высшей мере наказания – расстрелу.

Источник
 
 
Просмотр плей-лист сериала «Палач» на Первом канале (сначала 1-ая серия, потом остальные):
 

 
 
 
 
 
 


рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

  • Василий Николаевич
  • 05-02-2016, 10:10
  • : 10:10
    • Не нравится
    • -4
    • Нравится
Может быть Антонина и виновата где то, может быть. Но я думаю можно конечно годик, два дать и отпустить с Богом. Да может и совсем надо простить, ну и понять конечно. А вот тех кто в сталинское время выбивал показания из честных людей, делая их врагами народа и посылая на верную гибель в лагеря вот тем не должно быть прощения. Никогда!!!! А ведь эти гадов никто не ловил. не сажал, а с почестями выпроводили на заслуженный отдых.
Оставить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • Комментарии
  • Самое читаемое
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter